26a82b41_fc23_4777_a400_c068f4182faf--- Дробление бизнеса, аффилированность и прочие признаки получения необоснованной налоговой выгоды

Вопрос налоговой оптимизации в случаях, когда происходит дробление бизнеса и применение специальных режимов налогообложения, уже длительный период времени является одним из наиболее спорных с точки зрения российского законодательства и правоприменительной практики. С одной стороны, налогоплательщик праве использовать налоговые льготы, а также иные возможности налогового законодательства в предусмотренном им порядке. С другой стороны, правомерность и обоснованность использования таких возможностей зачастую подвергается сомнению у налоговых органов.

В начале июля текущего года было вынесено очередное определение Конституционного суда Российской Федерацииот 04.07.2017 № 1440-О, касающееся правомерности применения налоговых последствий при построении схем взаимодействия общества с ограниченной ответственностью (далее – Общество) с контрагентами-аффилированными лицами по факту выявления экономии на величине налога на прибыль, налога на добавленную стоимость (НДС), а также единого налога на вмененный доход (ЕНВД) за счет использования лицами, входящими в одну группу лиц с Обществом, специальных налоговых режимов.

Решением арбитражного суда первой инстанции, оставленным без изменения судами вышестоящих инстанций, акт налогового органа в части необходимости уплаты ЕНВД был признан недействительным, в отношении налога на прибыль и НДС оставлен в силе. Арбитражные суды сочли доказанными взаимозависимость и аффилированность Общества и его контрагентов, в том числе исходя из наличия у них общего трудового ресурса, использования товарного знака Общества, его складского помещения, фактической организации работы магазинов, отсутствия ведения раздельного учета фактически полученных доходов, и пришли к выводу об убыточности хозяйственной деятельности Общества и имитации хозяйственной деятельности в рамках одного договора. Суды сочли, что налоговым органом были доказаны направленность действий общества на получение из бюджета необоснованной налоговой выгоды и правильно определены подлежащие уплате суммы налогов на основании имеющейся у них информации об Обществе.

Аналогичная позиция также была высказана и в указанном июльском определении Конституционного суда, в соответствии с которым правонарушение Общества определили как ведение финансово-хозяйственной деятельности в условиях целенаправленного формального дробления бизнеса с целью занижения доходов путем распределения их на взаимозависимых лиц и направленной на получение необоснованной налоговой выгоды посредством применения данными лицами режимов налогообложения, при которых не уплачиваются НДС и налог на прибыль (ЕНВД и упрощенная система налогообложения) при совершении действий по умышленному созданию дополнительного звена в цепочке реализации товаров потребителям с целью снижения своих налоговых обязательств путем формального соблюдения действующего законодательства и создания искусственной ситуации, при которой видимость действий нескольких налогоплательщиков прикрывала фактическую деятельность одного налогоплательщика (заявителя).

Тем не менее, интерес представляет особое мнение одного из судей, изложенное после резолютивной части. В нем отмечается, что в случае если, как следует из изложенных материалов, сделки между аффилированными лицами были бы совершены только с одной целью – умышленное посягание на публичные интересы за счет неисполнения налоговых обязанностей, то сами сделки являются недействительными несмотря на то, что по указанным сделкам в течение длительного периода времени происходило фактическое исполнение. В частности, в рамках договора о координации хозяйственной деятельности в рекламной информации использовался общий фирменный стиль Общества, осуществлялся прием и трудоустройство сотрудников, фактически выполняющих трудовые функции. Все хозяйственные операции имели документальное подтверждение. Тем не менее, суды ограничились исключительно применением мер ответственности к Обществу как к недобросовестному налогоплательщику, игнорируя соответствующие меры воздействия на иных лиц. Между тем, к полномочиям налоговых органов, в частности, относится право предъявлять иски о признании сделок недействительными и взыскании в доход государства всего полученного по ним, которое, насколько представляется из обстоятельств дела, налоговыми органами использовано не было.